Главная



Иммунология и вакцинация

История иммунологии. Теории изгнания

Первое четкое описание клиники оспы дал мусульманский врач Разес. Он не только впервые дифференцировал оспу от кори и других инфекционных заболеваний, но и уверенно утверждал, что выздоровление от оспы вызывает длительный иммунитет. Чтобы объяснить этот феномен, он предложил теорию иммунитета, которая является первой в известной нам литературе. Как и его современники, Разес следовал традиции Гиппократа, которая связывала болезнь либо с количественными нарушениями равновесия четырех главных соков — крови, флегмы, желтой желчи и черной желчи,— либо с изменением их температуры и консистенции, либо даже с их брожением. Считалось, что оспа поражает кровь, и Разес утверждал, что болезнь связана с брожением крови, которое помогает избавиться от «избытка влаги», свойственной, по его мнению, крови молодых. Он полагал, что оспенные пустулы, которые возникают на коже, а потом лопаются с истечением жидкости,— это тот механизм, который освобождает тело от излишка влаги в крови. Он сравнивал созревание организма с превращением виноградного сока в вино и даже утверждал, что само заболевание оспой может способствовать этому нормальному процессу! Так, например, он писал:

«Итак, я утверждаю, что каждый человек от своего рождения и до старости постоянно приближается к сухости и по этой причине кровь детей и младенцев значительно более влажная, чем кровь юношей, и еще более влажна по сравнению с кровью стариков. И тут возникает оспа, при которой кровь загнивает и начинает бродить, и она выбрасывает избыток паров, и из крови младенцев, которая подобна виноградному суслу, она превращается в кровь юношей, которая подобна хорошему созревшему вину; что же касается крови стариков, то ее можно сравнить с вином, которое уже утратило свою силу и вкус и стало прокисать; а саму оспу можно сравнить с брожением и шипением созревающего виноградного сусла. И именно поэтому дети, особенно мальчики, редко избегают этой болезни, потому что нельзя помешать переходу крови из одного состояния в другое, как нельзя помешать... превращениям виноградного сусла».

Любопытно, что для Разеса оспа десятого столетия представляется почти безобидной детской болезнью и даже желательным явлением, которое способствует нормальному переходу из детства в возраст зрелости. Тем не менее эта занятная теория, по-видимому, хорошо объясняла все, что было известно об оспе: 1) она поражает практически всех, особенно в молодом возрасте (когда кровь отличается особой влажностью); 2) болезнь редко наблюдается у взрослых и почти никогда не поражает стариков (поскольку нормальный процесс старения уже достаточно высушил кровь и она не может больше поддерживать инфекцию), и 3) однократное заражение приводит к длительному иммунитету, и повторное заболевание становится невозможным (так как первая болезнь уже изгнала «избыток влаги», в котором эта теория видит необходимую предпосылку к развитию болезни).

В XI в. Авиценна предложил другую интересную теорию приобретенного иммунитета, которая спустя примерно 500 лет была развита итальянским врачом Джироламо Фракастро (Girolamo Fracastoro) в его книге «О заразе» (Contagion), написанной в 1546 г. Он утверждал, что все болезни вызываются мелкими семенами или зародышами (seminaria), которые могут передаваться от человека человеку, причем каждый обладает особым сродством к определенному растению или животному, а также к определенному органу или жидкости тела. Фракастро писал, что возбудитель оспы имеет сродство (и разлагает) только к остаткам менструальной крови, которая, по его мнению, примешивается ко всем зародышам млекопитающих еще in utero. Когда (молодой) человек заражается оспой, то менструальная примесь начинает бродить, выступает на поверхность кожи в виде пустул и изгоняется вон, когда пустулы лопаются. «Это вскипание есть своего рода очищение крови... В результате такого вскипания и нагноения то заражение, которое возникло у ребенка из-за менструальной крови, попавшей к нему в чреве матери, ограничивается, и в этом особом кризисе, вызванном самой природой, происходит очищение крови. Именно поэтому почти все мы подвержены этой болезни ... и сама эта лихорадка редко вызывает смерть, но скорее очищение... болезнь обычно не возвращается, так как зараза уже удалена при первом приступе».

Таким образом, теория Фракастро также, по-видимому, хорошо укладывается в существовавшие представления об оспе. С этой точки зрения в основе приобретенного иммунитета лежит удаление при первом заболевании примеси менструальной крови, с которой, по его мнению, все мы рождаемся и без которой болезнь не может возобновиться. Но Фракастро полагал, что его теория объясняет приобретенный иммунитет к другим инфекционным заболеваниям, например к кори, а это встретило критику со стороны Геронимуса Меркуриали-са (Heironymus Mercurialis), которому принадлежит, может быть, самое первое высказывание об иммунологической специфичности. Меркуриалис утверждал, что теория Фракастро неверна, и наряду с другими возражениями указывал, что примесь менструальной крови не может быть общей основой для оспы и кори, поскольку заражение одной из этих болезней должно очистить кровь от этой примеси и создать иммунитет также и к другой болезни; между тем, замечает Меркуриалис, такой «перекрестный иммунитет» противоречит фактам.

Нужно упомянуть, что существовало еще несколько вариантов теории изгнания менструальной крови, каждый из которых предлагал сходную картину патогенеза оспы и сходное объяснение приобретенного иммунитета. Так, некоторые из них считали источником зла не примесь менструальной крови, а амниотическую жидкость или пуповинную кровь. В каждом случае суть болезни видели в загнивании попавшей в организм примеси и изгнании ее через пустулы, результатом чего является пожизненный иммунитет, основанный на отсутствии в организме субстрата для возникновения болезни при новом заражении.